Щербакова: у Тутберидзе мир фигурного катания для меня перевернулся

Газета России

Действующая чемпионка России и мира Анна Щербакова выиграла Гран-при Италии, впервые в сезоне исполнив четверной прыжок. После фигуристка пообщалась с журналистами, признавшись в сходстве характеров с Маргаритой из произведения Булгакова, желании посмотреть «Игру в кальмара», рассказав о пресловутом пластыре на шее и смутившись из-за вопроса о Дане Милохине.

Мелкая травма

— Естественно, все мои мысли были о четверном прыжке, чтобы сделать его чисто, — рассказала Щербакова о главной задаче на Gran Premio d’Italia в Турине. — После выполнения, естественно, думала о дальнейшей программе, старалась не допускать ошибок, но в целом справилась.

— И уже сейчас хотели вставлять еще и четверной лутц.

— В Турине хорошо пошли тренировки, и у меня появилось желание попробовать и лутц, но тренеры меня остановили, понимая, что вариант с двумя четверными пока не наработан.

— Но рвение уже есть у вас касательно прыжков, а вместе с ним ощущение, что надо догонять соперниц и делать это как можно быстрее?

— Я просто всегда работаю на своем максимуме. Если чувствую возможность в прыжке, то иду на него. Я не сравниваю себя с другими, а отталкиваюсь только от своих возможностей.

— Есть ли у вас программа мечты и сколько четверных в нее вы бы включили?

— Я не люблю заранее загадывать и говорить гипотетически. На данный момент, что мы наработали, то я и показала.

— Ситуация со здоровьем у вас сейчас нормализовалась?

— Да, хочу сказать, что сейчас меня вообще ничего не беспокоит. Все хорошо, работаю в полную силу, так что ничего не мешает.

— В сезон вы входили с проблемами, случившимися в межсезонье, была некая бытовая травма?

— Да.

— В Будапеште был огромный пластырь на шее. Что это значило?

— Нет ни одного спортсмена, который бы обошелся без травм. Бывают серьезные травмы, а бывают мелкие, которые случаются, но с ними можно даже не прекращать тренировки. Так совпало, что именно в момент соревнования (Budapest Trophy) у меня была небольшая травма, в качестве лечения которой был этот пластырь. Это было на коротком промежутке времени, в который мне надо было немного полечиться, не делать сильных прогибов, но все залечили, все хорошо. Это такие мелочи, которые случаются у спортсменов постоянно в тренировках, но совпало так, что на тот момент были соревнования.

У нас с Маргаритой есть что-то общее

— У вас в этом сезоне новые программы, но стиль остался вашим фирменным. Не хотелось поэкспериментировать резко в олимпийский сезон?

— Мне кажется, в этом сезоне мне подобрали очень интересные образы. Про произвольную («Мастер и Маргарита») могу сказать, что это точное попадание и то, чего бы мне хотелось. Никаких сомнений нет. Программа очень спокойная в начале, при этом динамичная вторая половина со сменой образа, эмоций, характера. Для меня это интересный опыт и подходящий мне. Мне бы очень хотелось откатать эту программу так, как я ее вижу и чувствую, как тренеры задумывали. А в короткой у меня экспериментальный образ. Конечно, программы будут дорабатываться, сейчас только начало сезона.

— В произвольной программе нужно еще и передавать трагедию.

— Да.

— Как человеку из прекрасной семьи в семнадцать лет можно сыграть трагедию?

— У меня это идет изнутри, потому что мне всегда нравилось катать не заученные движения, а программу с душой. Я очень много читала даже не книгу, а именно про образ самой Маргариты. Я очень прониклась ей, мне кажется, даже есть общие моменты в характере. Что-то я для себя чувствую в этой программе. Я стараюсь передавать произвольную не просто наигранно, а с душой и стараюсь вкладывать себя в нее.

— Маргарита – ваш любимый персонаж?

— Да, любимый. Мне близок этот персонаж.

— Вы сказали, что хотели посмотреть «Игру в кальмара». Получилось?

— Нет. Желание остается. Но на самом деле столько ее обсуждают, что сюжет я примерно знаю.

— Что произвело на вас сильное впечатление из того, что вы или прочитали, или посмотрели в последнее время?

— Необычное для меня произведение «Пикник на обочине» Стругацких. Довольно эмоциональное произведение, особенно концовка. Могу сказать, что оно впечатлило меня.

Ханю, Чен и Липницкая

— Чтобы заинтересовать человека фигурным катанием, какие бы два проката за всю историю вида спорта вы бы им включили?

— Два тяжело выбрать, но, наверное, я бы точно включила «Сеймей» Юдзуру Ханю…

— …и хип-хоп Натана Чена, видимо?

— Думаю, что да. Программа Натана однозначно должна присутствовать в этом списке. А из программ девочек почему-то приходит в голову «Список Шиндлера» Юли Липницкой. Возможно, потому что когда я переходила в группу к Этери Георгиевне (Тутберидзе), то была совсем маленькой, прыгала только двойные и смотрела на эту программу, видела, как Юля ее тренировала перед Олимпиадой. Меня очень трогала эта программа, я до сих пор помню те эмоции. Я вообще с придыханием смотрела, как занимаются старшие.

Газета России

— А как вам «Список Шиндлера» Миши Коляды?

— Нет комментария, потому что я целиком не видела эту программу.

— Что вас поразило, когда пришли к Тутберидзе?

— Мир фигурного катания для меня перевернулся. Я понимаю, что тогда жизнь моя в фигурном катании разделилась на до и после. До этого я была маленькой и неосознанно подходила к нему. Выхожу на тренировки, мне все нравится, тренер поставила программу «Розовая пантера» — я довольна. Всегда очень любила соревнования, смотреть на судей и улыбаться… Был детский вариант восприятия. У Этери Георгиевны я стала более осознанной, потому что нельзя приходить и в свое удовольствие что-то там делать. Тренер закладывает сразу тебе: если ты пришел, то у тебя в голове должна быть цель. Нужно относиться к делу профессионально, о чем я ранее и не задумывалась. Я не хотела заканчивать, но и не думала о глобальном будущем. Для того, чтобы понять, что я хочу профессионально заниматься фигурным катанием, мне понадобилось время.

— Когда Липницкая стала олимпийской чемпионкой, вы помните тот ажиотаж, ощущение праздника?

— У нас никогда нет долгого празднования, потому что одни соревнования заканчиваются, другие начинаются.

— Сама вы будете готовы к мегавниманию после Олимпийских игр?

— Рано еще об этом говорить, постепенно идем к своей цели, не буду отрицать, что какие-то мысли у меня об этом есть, но пока нужно от этого абстрагироваться и на тренировках сосредоточиться.

— Вы гоните от себя мысли об Олимпиаде?

— Прямо совсем их гнать невозможно. Я просто сама понимаю, что для реализации своих целей нужно еще много поработать и идти шаг за шагом, думая о следующем соревновании. Эти мысли нужно не гнать, а переворачивать и проецировать на тренировки.

— Психологическая работа над собой постоянно идет?

— Нет, наверное, я бы с ума сошла, если бы 24 часа в сутки у меня были эти мысли под контролем. Я более спокойно к этому отношусь.

Медведеву и Милохина смотрю нарезками

— Сейчас вы ощущаете повышенное внимание?

— Фигурное катание в принципе популярно сейчас, иногда чувствуется, что малейшие шаги обсуждаются в прессе, когда из обычных событий делают новость. Но я стараюсь спокойно реагировать и стараюсь сделать так, чтобы это мне никак не мешало.

— Но вы замечаете…

-…конечно. Я вообще любопытная и много за чем слежу.

— Комментарии читаете?

— (Смеется) Что скрывать…

— Максим Ковтун в интервью рассказал, что он читает сто добрых комментариев, потом попадает на один неприятный, и на него он реагирует.

— Наверное, всех людей может зацепить негатив. Но когда очень много добрых комментариев, я чувствую поддержку из интернета. Надо правильно относиться к негативу и к позитивным комментариям.

— Негативный комментарий может быть умным?

— Да, наверное. Если у кого-то есть своя позиция, она может быть и адекватной. Я тоже могу относиться к себе критично, не считаю, что у меня все всегда идеально. Бывает, что чье-то мнение совпадает с моим. Но считаю, что для совершенствования у меня есть тренеры, которые всегда укажут на мои недочеты. Я не могу относиться слишком серьезно к любым комментариям (со стороны), потому что есть люди, которые скажут мне, как сделать лучше, и это мнение станет для меня авторитетнее.

— На улицах вас часто узнают?

— Если это фигурнокатательная сфера, то понятно, что в «Хрустальном» узнают маленькие детишки. Те, кто интересуется нашим видом спорта, часто подходят в обычной жизни. В обычной жизни, вообще никак не связанной с фигурным катанием, это случается тоже, но иногда.

— Раз в неделю?

— Сложно сказать, я редко куда-то выбираюсь.

— Нет ощущения, что после победы на чемпионате мира 2021 года у вас жизнь вновь разделилась на до и после?

— Нет, не сказала бы.

— Три титула чемпионки России заложили такую базу популярности, что чемпионат мира в этом плане не сыграл значимую роль?

— Чемпионат мира для меня очень значим в плане достижения. Но сказать, что после него моя жизнь перевернулась, не могу. Глобальных изменений не произошло.

— Чемпионат мира для вас был довольно тяжелым, но чемпионат России вообще героический.

— Я думаю, много раз это все обсудили…

— Но после этого чемпионата страны жизнь как раз и должна была перевернуться в сторону повышения самооценки.

— Я думаю, каждое соревнование играет свою роль на меня внутренне. Каждое, возможно меня меняет, я просто беру что-то новое для себя.

— Какой старт был самым тяжелым?

— Наверное, чемпионат мира.

Газета России

— Даже не чемпионат России?

— Они в разном смысле тяжелые. Чемпионат России закончился и остались только положительные эмоции, это был фейерверк радости, а с чемпионатом мира более сложные воспоминания подготовки к нему, тренировок, атмосферы, которая была напряженной.

— Понятно, что сейчас вы заняты, но все-таки – смотрите ли «Ледниковый период»?

— Вырезки мне попадаются, какие-то интересные моменты – да. Но прямо целиком не смотрю.

— За Женю Медведеву с Даней Милохиным болеете?

— Наверное, просто я их больше всего вижу, они мне очень часто попадаются в Instagram, TikTok.

— В среде всех фигуристок «Хрустального» от мала до велика кто более популярен — Медведева или Милохин?

— Я думаю, это у них лучше узнать, я за это не отвечаю. Опросы я не проводила. Давайте как-нибудь не об этом.

— Как вам катание Милохина?

— Давайте лучше про соревнования.

— Кем вы видите себя в будущем?

— Это очень сложный вопрос, потому что я хочу развиваться дальше и в фигурном катании, и найти что-то еще, пока я не знаю, какое у меня будет второе образование, я в поисках. Я больше творческий человек, усидеть на одном месте не смогу.

— Желание стать тренером есть?

— Попробовать точно хочется. Мне это интересно, так как я сама всегда тренируюсь, можно сказать, с головой. Оцениваю свои ошибки, анализирую. Сейчас у меня есть фигурное катание, в котором я комфортно себя чувствую, но нужно искать что-то еще.