В мире кончаются бумага и автомобили: что происходит

Газета России

Когда в Суэцком канале застряло карго-судно Ever Given (водоизмещение 20 тысяч тонн), то участники того, что гордо именуется международной логистикой, испытали несколько неприятных ощущений — в том числе и финансового характера.

Газета России

Когда в акватории того же Суэцкого канала совсем недавно застрял еще один контейнеровоз, к ситуации начали присматриваться и потребители.

Когда же в прессе на этих днях появились сообщения о возможном дефиците бумаги и бумажных изделий (любых, от туалетной бумаги до упаковочного картона), как по команде, полки магазинов, где выложены кухонные полотенца, одноразовые носовые платки и прочие предметы обихода, начали стремительно опустошаться.

Газета России

Но что бумага?

Ведь в Европе сегодня возник новый феномен: подержанный автомобиль стал расти в цене так, что почти догнал по стоимости новые машины.

Феномен объяснить легко: подержанный — он вот, заплатил и поехал. А новый — даже оплаченный — ждать придется от трех месяцев (в лучшем случае) до полугода. И то, сроки доставки, как изящно выражаются автодилеры, «могут измениться в сторону увеличения».

Так что, в конце концов, происходит в этом мире, вроде богатом, вроде бы цивилизованном, который не знал, что такое дефицит и очереди, последние примерно лет восемьдесят?

А просто умирает глобализм.

Тот самый глобализм, с наступлением которого, как предрекали его платные оракулы, наступит эра всеобщего процветания.

Глобализм — если совсем коротко — это когда корпорации производят практически все, от часов и до трусов, где-то там, далеко (и за очень маленькие деньги), а потом продают в том же ЕС — за очень большие евро. А разница — иногда тысячекратная — отправляется в карман тем, кто эту схему придумал, и тем, кто помогал и помогает до сих пор ее воплощать в жизнь.

Эти теоретики, видевшие жизнь из окон своих комфортабельных кабинетов, сумели убедить многие миллионы обывателей, что глобализм — это настоящая общечеловеческая ценность, благодаря которой бедные и развивающиеся страны получат производственные мощности, им станет доступно промышленное ноу-хау и, разумеется, будет создано очень много новых рабочих мест.

Страны же, которые теми же теоретиками относились к богатым и развитым, в свою очередь, сумеют еще дальше и глубже развивать науку, наладить экологию, а еще появятся новые экономические отрасли, в первую очередь те, что опираются на развитие сетевых технологий.

Глобализм не был одномоментен, он, как раковая опухоль, вырастающая из незначительного повреждения митохондрий, поражал экономику очень постепенно.

Закрыт один завод, потом другой, третий — глядишь, нет и всей отрасли, например текстильной. В Европе.

Закрыта одна фабрика, потом другая — и вот производство сжиженного кислорода перестало существовать. Практически во всех странах Евросоюза.

Щедрые пособия по безработице и какая-никакая, но существовавшая система переподготовки кадров этот социальный кризис до поры до времени скрывать позволяли достаточно успешно.

Пока не пришел коронавирус и не поставил все и всех на свои места.

Коллективный Запад в период пандемии оказался — в точном соответствии с булгаковской максимой — в положении, когда «чего ни хватишься, того нет».

Не было лекарств. Не было рабочих рук. Урожай фруктов и овощей гнил на корню во всех южных странах ЕС, от Испании до Италии. Местные жители, разбалованные глобалистами, отказывались гнуть спину на плантациях клубники, не желали собирать помидоры и яблоки, а чтобы спасти сбор винограда, приходилось в срочном порядке ввозить работников из Болгарии и Румынии. Не было медицинского оборудования — на Апеннинах врачи и медсестры работали в красных зонах в собственных пляжных масках для ныряния.

Но, как стало понятно сегодня, это был лишь первый звоночек.

Сейчас, когда производство (снова в Азии, никто промышленные мощности туда-сюда перемещать и не собирался) вновь возобновлено, остро не хватает грузовых контейнеров, чтобы готовый товар доставить до потребителя.

Не смогли предвидеть, как обернется их же собственная халатность, зато сразу же (в полном соответствии с законами рынка) обернули ее себе в профит.

Стоимость морских перевозок возросла на 85 процентов.

Газета России

Только за 12 месяцев прибыль перевозчиков увеличилась четырехкратно, и рост не думает останавливаться: октябрь и, тем более, ноябрь — главные месяцы года, когда торговля пополняет запасы перед новогодними праздниками: от игрушек до парфюмерии и косметики.

Разумеется, стоимость доставки тянет за собой и рост цен в рознице, поскольку дураков нет упускать выгодную маржу.

Но на этом глобалисты в своей вечной погоне за сверхприбылями не останавливаются: поскольку контейнеры зачастую и разгружать некому, в портах прибытия в Европе их скопилось несколько десятков тысяч, то возрастает цена и на эту услугу.

В принципе, тем, кто сегодня щелкает по клавиатуре компьютера, уже предвкушая грядущие барыши, все эти подорожания до лампочки, у них хватит доходов на все.

А вот тем пенсионерам, кто придет в магазин игрушек, чтобы купить подарок для внуков, тем, кто решит порадовать флаконом духов жену или подругу, вот этим людям придется шарить по карманам, звонить в банк, чтобы тот разрешил платежи по кредитке, и экономить буквально на всем, чтобы купить лишь самое необходимое.

Глобализм со всеми его идеями о «благосостоянии для всего мира» оказался лишь прикрытием для банды алчных дельцов, взявших фактически в заложники сотни миллионов людей.

Выходов из этой ситуации два.

Первый, практически нереализуемый: «золотому миллиарду» придется поднатужиться, чтобы сменить политиков, проводящих интересы глобалистов.

И второй, очертания которого ясны уже сейчас: тот же «золотой миллиард» вновь затянет пояса. Смиренно и без вопросов.

Ведь даже агонизируя, как это происходит сегодня, даже вроде бы издыхая, глобализм все равно свою жатву и свои сливки с уже пусть и синего от «обезжиривания» молока мировой экономики снять в любом случае постарается.