Золотая лихорадка. Что кроется за бешеной скупкой драгметалла центробанками

Золотая лихорадка. Что кроется за бешеной скупкой драгметалла центробанками

По данным Всемирного совета по золоту (WGC), в третьем квартале центральные банки скупили почти 393,3 тонны золота. Аналитики констатируют: это следствие кризиса доверия к основным резервным валютам. В чьих хранилищах осел драгметалл и почему его пока не приобретает Россия — в материале РИА Новости.

Металл вместо бумаги

В золото вложили около 20 миллиардов долларов. Это абсолютный квартальный рекорд с 2000-го.

Раньше мировые ЦБ отдавали предпочтение казначейским облигациям США, такие инвестиции считались очень надежными. С ростом ставки ФРС эти бумаги стали еще привлекательнее: доходность превысила 4,2 процента.

Однако блокировка российских резервов многих испугала. Выяснилось, что вкладыватьcя в доллар небезопасно: в случае возникновения разногласий с правительством крупнейшей экономики мира активы могут просто пропасть.

Риски заморозки и инфляция

Поэтому центробанки ищут альтернативные варианты диверсификации вложений.

Схожей точки зрения придерживается и Антон Старцев — главный аналитик по зарубежным рынкам акций УК «Ингосстрах-Инвестиции».

«Активизация на рынке золота связана с усилением геополитической неопределенности и рисков, которые можно назвать инфраструктурными. В том числе международные санкции», — отмечает эксперт.

При этом, по его словам, несмотря на рекордные закупки, общая доля центробанков в совокупном спросе на золото не превышает 20 процентов, а доминирующим потребителем золота остается ювелирная промышленность (47 процентов).

Кстати, благодаря ослаблению доллара котировки драгметалла уже растут. Декабрьские контракты на Нью-Йоркской товарной бирже стоят больше 1700 долларов.

Повлияла и инфляция: центробанки приобретают золото, чтобы погасить собственные риски.

Темная лошадка

Интересно, что на четырех крупнейших покупателей приходится лишь около четверти общих продаж. Как подчеркивают в WGC, многое с рынка увели «неизвестные суверенные» игроки — центробанки, не сообщающие о сделках.

К таким, например, относится китайский. По мнению наблюдателей, темной лошадкой может быть именно Пекин.

По его словам, не исключена важная для рынка смена парадигмы, ведь китайский ЦБ — крупнейший по резервам с долей золота немногим более трех процентов. Пекин способен существенно повлиять на глобальный баланс спроса и предложения.

В КНР не раскрывали структуру международных запасов с 2019-го, напоминает Bloomberg. Это «подпитывает слухи о том, что золото, возможно, покупали незаметно».

Слитки в резервах

В российском ЦБ заявили, что заморозка значительной части ЗВР делает приобретение золота нецелесообразным. Это вызовет рост денежной массы и, как следствие, инфляцию.

«В условиях санкций на западных рынках, особенно британских, драгметалл становится менее ликвидным для международных расчетов. Значит, до запуска внутренних рублевых инвестиционных механизмов скупка золота нашим ЦБ может выступить фактором усиления инфляции», — подтверждает экономист Александр Неверов.

На конец февраля резервы России достигали 630 миллиардов долларов, к концу октября снизились до 550 миллиардов.

Как отмечает Михаил Беспалов, аналитик «КСП Капитал», если учесть заблокированные 300 миллиардов долларов и предположить, что физический объем золота не изменился, то его доля в резервах может превышать и 40 процентов.

Вместе с тем аналитики допускают, что Банк России возобновит покупки драгметалла во втором квартале 2023-го — когда начнет восстанавливаться импорт, а доходы бюджета снизятся из-за санкций.